Казалось бы, решение Харьюского уездного суда прекратить производство по делу бывшего председателя Центристской партии Эдгара Сависаара, обвиняемого в коррупционных преступлениях, поскольку состояние его здоровья не позволяет проводить над ним суд, должно было поставить жирную точку в этой длящейся уже более полутора лет истории. На деле же получилось очередное многоточие. И даже несколько многоточий.

За неполные двое суток, прошедших с момента обнародования судебного решения, в интернете, теле- и радио-эфире, а также на бумажных носителях, появились десятки, если не сотни публикаций по этому поводу. Столь бурной реакции в эстонских СМИ не вызвало даже недавнее интервью президента Путина австрийскому телеканалу ORF.

Поймали контролёры «зайца» в трамвае – тяжкое наследие тоталитаризма…

Дело Сталина живёт и побеждает

В общем-то, потоптаться на этом пятачке оказалось соблазнительным для многих. Кому-то ради того, чтобы лишний раз засветиться. Другим – из-за искренней обиды: как же так, мало того, что этому Носорогу ногу ампутировали, что у него как минимум три неизлечимых заболевания, что от него отвернулись почти все соратники по партии, вчерашние единомышленники и друзья, так теперь ещё и судопроизводство против него прекращают! Не слишком ли много везения одному человеку?!

По-человечески более-менее понятно, почему прокурор Стевен-Христо Эвестус заявил о намерении оспорить решение суда, несмотря на формулировку, что оно «является окончательным и не может быть обжаловано»: на то он и прокурор, чтобы обвинять, а когда обвиняемый срывается с крючка, надо всеми имеющимися возможностями водворить его обратно. Тем более – такая крупная рыба, как Сависаар! Да тут одними апелляциями можно себе громкое имя «на раз-два» изготовить…

Примерно такими же мотивами, вероятнее всего, руководствуется главный столп законности – министр юстиции Урмас Рейнсалу, который полагает необходимым изменить закон, если он позволяет прекратить судопроизводство, когда речь идёт о неизлечимо больном человеке.

При этом такие понятия, как презумпция невиновности, верховенство закона и независимость судей, в расчёт не берутся. Похоже, нашим законникам ближе отношение к правосудию прокурора Вышинского, чем, скажем, Вольтера.

Но вот почему Андрес Хейнапуу, пенсионер и бывший член Рийгикогу (как его отрекомендовала редакция в преамбуле к публикации в Postimees), решил «отметить» 92-й день рождения известного эстонского и советского прозаика, поэта, драматурга и переводчика Айна Каалепа ссылкой на его, Каалепа, мнение относительно кончины Сталина, сходу понять непросто. Особенно озадачивает сопоставление в сравнительно коротком письме отставного парламентария таких фигур, как бывший мэр Таллинна вкупе с «гением всех времён и народов». Или сработал инстинкт: «страшнее кошки зверя нет, а страшнее Сависаара – только Сталин»?

Ну да, кто-то из краснобаев-журналистов на рубеже 1980-1990-х годов в публицистической запальчивости назвал Сависаара Эдгаром Виссарионовичем. Каюсь, и сам я пару-тройку раз употребил эту гиперболизированную метафору, но при этом всегда отдавал себе отчёт в том, что она не делает Сависаара ни единоутробным, ни хотя бы сводным братом «кремлёвского горца».