mediaindex
24
Мая 2019
пятница
основан в 2005 году
Новости бывшего СССР

Традиционная семья уходит из Латвии. Что будет после неё?

14.04.2019

Хотя в плане семейных отношений Латвия считается консервативной страной, на самом деле здесь идут те же общественные процессы, что и в более раскованной в этом смысле Западной Европе. К каким последствиям может привести развал семьи? Об этом пишет латвийская газета «СЕГОДНЯ».

Всё быстро меняется

«Традиционное понятие семьи — двое взрослых и их дети — быстро меняется. Современная семья это также неженатая пара, вместе воспитывающая детей; гей- и лесбиянские пары с детьми или без; родители-одиночки с детьми; пары, вообще не планирующие заводить детей», — пишет в своем докладе исследовательский центр Euromonitor International.

Организация изучила динамику изменений семейных отношений и пришла к выводу, что старый, традиционный тип семьи практически прекратил существование. Что это значит и к каким последствиям приведет мировую экономику?

Во-первых, отмечает Euromonitor International, из-за таких факторов, как падение рождаемости, рост числа разводов, сокращение числа семей, в которых живет несколько поколений, а также из-за дорогой недвижимости уменьшаются размеры семьи, какой бы она ни была. При этом сельские домохозяйства уменьшаются даже немного быстрее, чем городские. Развивающимся странам предстоит быстрое снижение рождаемости, что будет иметь далекоидущие последствия для всего мира.

Во-вторых, будет быстро расти число жителей-одиночек, а также родителей-одиночек. Но вместе с сокращением рождаемости, которое охватывает все больше стран мира, расходы на детей необязательно должны уменьшаться, полагает Euromonitor International. Чем меньше детей в семье, тем больше на них родители тратят денег, считают исследователи.

Последствия для государства

«Распад традиционной семьи будет иметь важные последствия для государства, особенно в областях социального обеспечения, для рынка труда, производительности труда и жилищного строительства. Правительства должны подготовиться к этому крупному культурному сдвигу, чтобы избежать экономических потрясений», — пишут ученые.

Трансформация семьи приводит и к трансформации среды обитания. Спрос на маленькие, гиперурбанистические квартиры растет из-за тенденции бездетности, в то время как меньшая семья создает больше места для электроприборов и других бытовых товаров.

Завели вместо ребенка автомобиль — примерно так. Этому можно ужасаться, но данная тенденция в условиях перенаселенности планеты и роста стоимости человеческой жизни кажется вполне логичной. Мы здесь, в Латвии, боремся за рост рождаемости, но в большинстве государств мира не знают, что делать с лишними людьми. Вот и бегут они миллионами в более благополучные государства, где у них есть хоть какой-то шанс реализовать себя в жизни.

С другой стороны, снижение рождаемости имеет и негативные стороны, бороться с которыми пока не научились даже в самых благополучных государствах.

«Меньше детей означает старение населения, что означает, в свою очередь, более высокие издержки для правительств, нехватку пенсионных и социальных средств, нехватку людей для ухода за пожилыми, медленный экономический рост и нехватку молодых работников», — указывает Euromonitor International, будто пересказывая все латвийские проблемы.

Семья-одиночка

Действительно, Латвия находится на передовой вышеперечисленных проблем. Хотя жители страны вроде бы придерживаются весьма консервативных взглядов на семейную жизнь (в стране, например, не существует никаких видов «голубых» браков, и трудно представить, когда они здесь могут появиться), на самом деле структура семейных отношений в ЛР уже довольно близко подобралась к скандинавским моделям.

Так, по данным латвийского ЦСУ, в 2016 году 30,8% всех домохозяйств состояли из одного человека! В городе эта цифра достигает 32,9%, на селе — 25,8%. Одиночки — самый распространенный тип семьи (если, конечно, это слово здесь уместно) в Латвии.

Домохозяйства из двух человек составляют в Латвии 30,5% от всех семей, в 18,7% домохозяйств живут три человека. Семьи из четырех членов — только 12,6%, и, наконец, совсем редко встречаются домохозяйства, состоящие из пяти и более персон — 7,3%.

Что еще более печально, так это тот факт, что число одиночек только растет. По информации ЦСУ Латвии, год от года домохозяйств с одним членом семьи становится все больше. Так, в 2005 году таких было 25,1%, семей из двух человек было 29,7%, по три человека на домохозяйство приходилось в 21,6% семей, по четыре — в 14,5%, пять и более — 9,1%.

Как далеко может зайти эта тенденция?

Пожилые в группе риска

В Латвии самому большому риску остаться в одиночестве подвержены пожилые люди, что совсем неудивительно, учитывая наши традиции, образ жизни и демографическую картину.

Согласно проведенному опросу, 45% пожилых боятся одиночества, а каждый третий старик чувствует себя одиноким. С возрастом этот вектор усиливается, и чувство страха остаться один на один с самим собой лишь растет.

Психологи называют несколько причин, которые этому способствуют. Чувство отчуждения по отношению к детям или с их стороны, потеря спутника жизни, проблемы со здоровьем, ограниченные финансовые средства, которые не позволяют поддерживать тот уровень жизни, который обеспечивался до выхода на пенсию.

Что касается населения в целом, то только 33% опрошенных латвийцев заявили, что никогда не чувствуют себя одиноко. В целом же 62% жителей страны признают, что одиночество им знакомо.

Мировая проблема

Одиночество — явление глобальное. Почти половина шведских домохозяйств — это одинокие и бездетные взрослые. По данным Американской ассоциации пенсионеров, среди американцев в возрасте старше 45 лет хронически одиноки 42,6 млн человек.

В Японии, по последним оценкам, проживает 541 тыс. хикикомори. Так называют людей, которые оборвали все социальные связи и живут в полной самоизоляции более полугода (а каждый третий из них — более семи лет).

В Великобритании число одиноких оценивается в 9 млн человек. Это больше, чем все население Лондона.

Ежегодный ущерб британским работодателям от следствий этой проблемы оценивается в 2,5 млрд фунтов стерлингов в год. В Великобритании к этой теме относятся настолько серьезно, что в стране не так давно приступил к работе «министр одиночества».

Семья в разрезе

По данным «Евростата», средний размер семьи в Латвии в 2017 году составлял 2,3 человека. Такой же показатель и по всему Евросоюзу. То есть наши семьи можно считать эталонными для ЕС.

Нации, где в большем почете одиночество, это Дания (в среднем 2 человека на семью), Германия (2), Финляндия (2), Швеция (2). Нордический характер, видимо, мешает жителям этих стран делить свое жилище с большим числом людей.

Большие семьи в Болгарии (2,5 человека на домохозяйство), Ирландии (2,7), Греции (2,6), Испании (2,5), Хорватии (2,8), на Кипре (2,7), на Мальте (2,6), в Польше (2,8), в Румынии (2,7), в Словакии (2,8). Как видим, стереотип о больших дружных семьях в южных странах, оказывается, работает. Для сравнения: средний размер турецкой семьи составляет 3,5 человека.

Что касается наших соседей, Литвы и Эстонии, то там семьи чуть меньше, чем в Латвии, — 2,2 человека на домохозяйство.

Григорий АНТОНОВ.

«Мы здесь, в Латвии, боремся за рост рождаемости, но в большинстве государств мира не знают, что делать с лишними людьми».

«Хотя жители страны вроде бы придерживаются весьма консервативных взглядов на семейную жизнь, на самом деле структура семейных отношений в ЛР уже довольно близко подобралась к скандинавским моделям».

Источник https://vesti.lv